Где у нас похоронены воины июля 1941 года


источник фото - Нижегородская правда №70 от 10.07.2014


В статье «Кто захоронен в братской могиле в Красном Осовце» я обещал вернуться к теме воинов, погибших в наших краях в июле 1941 года. Если помните, поводом послужила уверенность известного нижегородского писателя, публициста, журналиста Валерия Павловича Киселева, что именно павшие в тех боях нижегородцы из 137-ой стрелковой дивизии лежат в этой братской могиле. А вот, собственно говоря, и сама эта позиция:

- А с чего Вы взяли, что в этой братской могиле в Красном Осовце лежат только воины 380-й сд, погибшие в 1944-м? И полковник Степанцев, ветеран 137-й, побывавший здесь в 44-м, и местные жители рассказывали мне, что похоронены здесь именно собранные ими по полям солдаты, погибшие в 41-м. В июне же 44-го боев здесь больших не было, погибших из 380-й было очень мало. Наконец, на всех братских могилах 1943 года и далее есть фамилии погибших, а вот на братской могиле в Красном Осовце - нет. Почему? Если бы там были из 380-й сд, то были бы фамилии, а если фамилий нет, то из 137-й, т.к. их документы потеряны или попали к полицаям.


Вот такая история с географией и каллиграфией. Что здесь правда, а что продукт писательской фантазии не так просто сегодня определить. Может есть среди участников группы «Красный Осовец» люди, которые помнят рассказы родителей, соседей или своих бабушек с дедушками о том, где же, все-таки, хоронили павших воинов в 1941-м? Ведь на кого-то из осовлян ссылается Киселев В.П.? Если в 44-м территория была уже очищена от неприятеля, существовала какая-то местная власть, да и воинские похоронные команды были где-то поблизости, то в 41-м, на лицо, совсем другая ситуация. И с трудом верится, что оккупанты могли позволить подобрать, свезти и похоронить павших советских воинов в братской могиле в центре села.

В то же время запись вот об этом захороненном в братской могиле человеке, тоже наводит на определенные рассуждения: ЛАПТЕВ Алексей Петрович, д. Лисичник Быховского р-на Могилевской обл., рядовой, погиб в ноябре 1941? У того же Киселева В.П. находим информацию, что он из раненых, скрывался в селе, по осени его обнаружили и расстреляли полицаи. Имел ли он какое-то отношение к 137 сд и почему похоронен в Красном Осовце и в этом месте?


Если попробовать искать ответ в книгах и публицистике В.П.Киселева, то вопросов возникает ещё больше:

1) - Ещё день, лесными дорогами, и, наконец, место первого боя дивизии – окрестности села Красный Осовец Быховского района Могилёвской области. В центре села – памятник на братской могиле. В доме напротив тогда жила Устинья Кондратьевна Филиппова. Рассказала, как она хоронила после боя наших солдат – «Их было – как снопов…» (Это выражение – «как снопов» - я потом слышал от других местных жителей много раз). Пошли с ней в лес, с опушки которого шли в свою первую атаку наши батальоны. У дороги показала заросший бурьяном бугорок: «Здесь я похоронила тридцать солдат…». Устинья Кондратьевна уверяла, что в лесу она встречала призраки наших непохороненных солдат. Стрелковых окопчиков, заросших травой, очень много. Нашёл и блиндаж штаба 771-го полка. Иногда под ногами попадались огромные осколки от снарядов и бомб. Где-то здесь, на опушке, похоронен комбат капитан Евгений Козлов, артиллерист лейтенант Василий Соса, красноармеец Чайко, подбивший связкой гранат немецкий танк. У дороги стоял и обгоревший в 41-м огромный дуб, где-то рядом должна быть могила с тремя нашими бойцами…

С этой опушки леса, считает В.П.Киселев, пошли в свою первую атаку батальоны 137 стрелковой дивизии. Фото со страницы Валерия Киселева.

В.П.Киселев: Под этим холмиком - 30 наших солдат. Показал летом 2019-го это место поисковикам из ПО ВИККРУ (г. Могилёв). Надеюсь, что наведут здесь порядок. Фото со страницы Валерия Киселева.

В.П.Киселев: Рассказываю поисковикам, как шли бои 13 июля 41-го. Район села Красный Осовец. Фото со страницы Валерия Киселева.

2) - Не по себе было, что такая сила, и идет не на запад, а на восток. Дивизия уходила, не предав земле всех своих погибших…

3) - …В одном месте, на опушке леса, где был первый бой дивизии, когда ветер, от старых сосен такие звуки, как будто они навечно записали стоны умирающих солдат. Жуть…

4) - Теперь о погибших: бой шел на площади несколько квадратных километров, погибших из дивизии - около 400, сотни раненых. Например, красноармеец Кучинский записал в своей записной книжке: Из 53 человек во взводе нас осталось 19" - это после 1-го боя. Когда была возможность в паузах между атаками - хоронили, были примеры. Но собрать всех убитых, тем более оставшихся на контролируемой или простреливаемой немцами территории быстро, даже в братские могилы по несколько десятков человек было физически невозможно. Раненых бы вытащить! Даже на то, чтобы бульбу собрать с огорода и то надо время, а тут сотни погибших. Да, многих оставили, хоронили после боёв женщины местные, не в одной общей могиле, а на месте гибели в ямках.

5) - Похоронных команд, как подразделений, в 137-й весь 41-й год фактически не было. Когда фронт более-менее стабилизировался, с декабря 41-го - была.

6) - Создание доски со списком погибших на памятнике - дело прежде всего местных властей. Если, конечно, они уважают память погибших. Я привозил на памятник мемориальную доску. Когда приехал в следующий раз - её уже не было.

Карта первого боя 137 дивизии с «Память народа» от Киселева В.П. с прорывом танков Гудериана через Будлянку в Давыдовичах.

Вот оно поле боя 137 стрелковой дивизии 13-14 июля 1941 года. Правый фланг в Пустом Осовце, левый - где-то в районе Грязивца.

Стоит отметить, что бои в районе наших деревень начались ещё 12 июля, когда 35-й танковый полк вермахта направился со стороны Красницы на Рыжковку, где, после жестокого боя, стал теснить остатки 45 стрелкового корпуса Э.Я.Магона в сторону Красного Осовца и, располагавшейся тогда между Пустым и Красным Осовцами, Бутрамеевки. На Давыдовичи пошел 33-й мотопехотный полк вермахта, который частью своих сил атаковал Красный Осовец с дороги Ляженка – Давыдовичи.

Доступные официальные документы той поры тоже мало чего нам подскажут. В списках безвозвратных потерь 137 сд с 13 по 15 июля 1941 года в районе Красного Осовца погибли 7 офицеров и 16 красноармейцев; в районе Пустого Осовца - 4 офицера и 15 красноармейцев. Ещё один красноармеец погиб 14 июля в районе Бутрамеевки и несколько красноармейцев в районе Дубровки.


источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50005464&page=1&p=3

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50005464&page=1&p=4

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50005464&page=1&p=5

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50005464&page=1&p=6

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50005464&page=1&p=7

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50005464&page=1&p=8

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50005464&page=1&p=9

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50034683&page=1&p=6

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50034813&page=1&p=6

источник данных - obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50034813&page=1&p=7


Место захоронения воинов в этих списках не указано. Вернее, в наших краях не указано. У некоторых погибших и умерших от ран где-то после 25 июля можно обнаружить название деревенского кладбища или номер могилы. Всё. Другие потери за 137 сд в этом районе и в эти дни не зафиксированы. У Киселева В.П. их около 400. Списки безвозвратных потерь дивизий 45 стрелкового корпуса вообще отсутствуют.

И вот ещё:

Поисковики могилевского клуба ВИККРУ поднимают в Быховском районе останки бойцов.

- (Из оперативной сводки штаба Западного фронта N 37 к 20 часам 13 июля 1941 г. О боевых действиях войск фронта: 137сд (без одного стрелкового полка) и 132 сд с утра начала наступление с рубежа Махово, Дубровка, Волковичи, Усушек в направлении Красница и к 12.00 вышла на фронт Пустой Осовец, ЛИСИЧНИК, ГРЯЗИВЕЦ, имея перед собой пехоту и бронемашины противника. За подписью начальника штаба Зап.фронта генерал-лейтенанта Маландина. Им была поставлена задача, вытащить из окружения управление 45 ск под командованием Э.Я Магона. Задача была выполнена.) Имена героев, которые оставили в боях свои головы, пока остаются неизвестными, а вот места их захоронения частично найдены.

- В течение последних 2 лет мы искали их через архивы, в ходе разведок на местности, расспрашивали местных жителей и в мае наши предположения оправдались, - рассказывает военный писатель, руководитель Могилевского областного историко-патриотического клуба ВИККРУ Николай Борисенко. Только за один вторник мы подняли останки 13 советских бойцов, нашли 5 медальонов. Среди других находок фрагменты амуниции, каски, противогазы, личные вещи бойцов, которые также несут дополнительную информацию о последних днях их жизни.


Коль скудна информация из официальных документов, попробуем обратиться к воспоминаниям земляков. Воспоминания Давида Степановича Лахтырева:

- Наши разбиты. Рано утром бронированная армада двинулась на восток, оставив [в Давыдовичах] после себя одиннадцать могил с берёзовыми крестами, на каждом из которых висела каска. Мы начали хоронить своих. Их было очень много и не удивительно - наш пехотный полк стоял насмерть на пути Гудериана. Никто их не считал и не смотрел документы. В воздухе стоял неприятный приторно-слащавый трупный запах. Все старались поскорее присыпать тело погибшего прямо в окопе или столкнуть в воронку от снаряда.


Воспоминания моей мамы Мининой Зинаиды Евгеньевны:

- Через несколько дней, когда закончились бои, отец пошел на Гору, где расположились немцы, и показал на Давыдовичи, можно ли туда идти. Офицер махнул рукой – можно. По всему полю лежали наши погибшие солдаты. Своих немцы, по-видимому, уже к тому времени собрали и похоронили. Уже за Попова один молодой солдатик лежал возле самой дороги.


Участник боя на поле возле Сутоцких березников артиллерист Самуил Тимофеевич Яцык рассказывал впоследствии детям и внукам:

- Страшнее того первого боя ничего в жизни никогда уже не видел. Танки были отбиты и движение противника остановлено. Но какой ценой – кругом была смерть.


Да я и сам не один раз слышал от давыдовичских стариков, что поле за речкой было усеяно нашими павшими бойцами. И что особенно врезалось в память, что многих снимали со стволов разбитых и раздавленных танками пушек.


Получается, что в Давыдовичах, Лисичнике, Пустом Осовце официальных захоронений воинов РККА, в том числе и 137 сд, нет. Если жители Красного Осовца хоронили (перезахоранивали) в братскую могилу павших бойцов 137 сд, то было бы разумно как-то оформить это официально. А ещё интересно было бы взглянуть на мемориальную доску, которую, как пишет Киселев В.П., он привозил на памятник. Какой там был текст или список? Может есть среди участников группы люди, которые видели и помнят ту доску? И кто её убрал с памятника?

Фото со страницы Валерия Киселева.

Киселев В.П.: 10 мая 2021 г.  Вернулся из поездки в Белоруссию по местам первых боёв 137-й Горьковской стрелковой дивизии в июле-августе 1941 года. Цель поездки: возложить цветы на братские могилы бойцов 137-й стрелковой дивизии; осмотреть места боёв, встретиться с местными жителями и поисковиками. Это моя традиция, началась которая еще в 1976 году.

План экспедиции выполнил. Братские могилы воинов 137-й стрелковой дивизии содержатся в Белоруссии очень хорошо. Много снимал видео, буду готовить фильм.


публикацию подготовил Евгений Антонович Минин